Главная / Архив новостей

В Соль-Илецке 11-летняя жертва насильника может не вернуться домой в семью

Реклама на сайте
Недавно мы рассказывали о том, как жизнь одной соль-илецкой семьи изменилась в один страшный сентябрьский день. Тогда 11-летняя девочка пошла к соседу за музыкальной колонкой, а вернулась спустя несколько часов, в течении которых мужчина стал для нее мучителем. Следствие по тяжкому преступлению в отношении ребенка продолжается, параллельно семья сейчас вынуждена бороться за право продолжать воспитывать свою дочь.

Привет из прошлого

В одном из микрорайонов Соль-Илецка проживает семья 42-летней Любови. Женщина имеет третью группу инвалидности, но несмотря на проблемы со здоровьем она давно замужем, вместе с мужем они воспитывают 11-летнюю дочку пятиклассницу. Кроме того, у женщины есть старшая дочь, которая уже выросла и живет отдельно. У семьи имеется собственный небольшой старенький дом, где они смогли обустроить свой быт.

Еще до того, как в сентябре этого года произошла трагедия с девочкой, у семьи были особые отношения с органами опеки. Любовь признается, что имея покладистый характер, относилась к данной службе не как к государственному органу, а как к вершителям ее судьбы. Так, чуть больше пяти лет назад ее ограничили в правах на старшую дочь, по заверениям обеих, та ситуация не была из ряда вон выходящих: девочка подросток нарушила комендантский час.

 

- В 14 лет маму действительно ограничили в правах на меня, не хочу вдаваться в подробности. С мамой у меня теплые отношения, были тогда, и есть сейчас. Мама пыталась оспорить это решение несколько раз, она боролась за меня. Постоянно навещала. Моя младшая сестренка – это настоящая мамина дочка, они неразлучны. Мама с нее пылинки сдувала, а сестренка просто не могла без нее находиться, даже у меня в гостях когда была, скучала по маме. Их нельзя разлучать, - рассказала старшая дочь Любови.

 

Без опеки у опеки

Как только органам, которые призваны оберегать детей, стало известно о происходящем, они вышли на семью, что логично при их полномочиях.

 

- Они приехали, обвинили меня во всем, но я ведь ее искала, правда искала! Я сразу вызвала полицию и скорую. Предложили поместить дочь в реабилитационный центр. Я отказалась,  считала, что мы должны быть вместе, только я смогу ее понять и помочь. Они давили и давили, на третий их визит я подписала, согласилась отправить дочь на месяц в центр, где были специалисты. Свою роль сыграло, что там дети учатся, а после пережитого дочь не могла так быстро вернуться к учебе в родной школе, - рассказала Любовь.

 

Но через месяц женщине отказали в возвращении девочки домой. Сначала обращение было устным, потом письменным, затем обращения о незаконном удержании ребенка в Центре разошлись по прокуратуре, обществу по защите прав ребенка и самому Центру.

Ждала ответа, получила привет

Пока семья ждала ответов от всех инстанций, пришло письмо от Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации Соль-Илецкого ГО, точнее исковое заявление об ограничении родительских прав.

 

- Прошу ограничить родительские права ответчиков в отношении ребенка, лишить ответчика прав на льготы и государственные пособия, передать несовершеннолетнюю для дальнейшего жизнеустройства специалистам органов опеки и попечительства УО администрации Соль-Илецкого ГО, разрешить контакты ответчика с ребенком с согласия органов опеки и попечительства, приемных родителей ребенка или администрации организации, в которой находится ребенок, - указано в документах.

 

Давние гости

Согласно информации из материалов иска, органы опеки и КДН только за этот год посещали жилище семьи, начиная со 2 января, 8 раз, каждый визит подкреплялся актом, каждый из которых схож по содержанию, их смысл передан в начале искового заявления.

 

- Не замечены в злоупотреблении спиртными напитками. Ненадлежащее исполнение родительских обязанностей и нарушение ст. 63 Семейного кодекса РФ выражено в том, что … не создают условий для психического и физического развития и воспитания несовершеннолетней дочери, - из заявления.

 

Кроме того, в обоснование своих требований истец приводит следующие аргументы:

- Тяжкое преступление в отношении несовершеннолетней… подтверждает необходимость в ограничении родительских прав ответчиков в виду того, что стечение тяжких обстоятельств, опасных для ребенка, стало возможным, в том числе, из-за поведения родителей.

Бедность все-таки порок?

Семья действительно живет не богато. Небольшой домик, три комнаты, печь, которая топится дровами. Воду носят от соседей, электричество есть, пища готовится на электрической плитке, туалет на улице, небольшие гигиенические процедуры совершаются в специально отведенной для этого небольшой комнате. В основном семья ходит в баню или к знакомым. Конечно, для современного человека условия могут вызывать недоумение. С другой стороны в доме убрано, на стенах есть обои, а стены без обоев побелены, у девочки своя отдельная комната с кроватью и тумбочкой.

 

- Пока дочь была в Центре, мы сделали небольшой косметический ремонт. Конечно, на что-то кардинальное средств не хватает, но потихоньку мы будем улучшать жилищные условия, будем стараться, - пообещала женщина.

 

Без вины виновата

Самое главное в этой истории – это пострадавшая девочка, которую сначала обидел человек, которого она знала, затем больше, чем на месяц поместили в центр реабилитации, а после планируют и вовсе не возвращать туда, где мама. Она плачет и просится домой, хоть и бытовые условия в Центре значительно лучше.

 

- Я ей обещаю, что заберу ее, я очень постараюсь выполнить обещание. Ей поддержку окажем мы – семья, а помощь обещали психологическую оказать в родной школе, там есть психолог, есть возможность вернуться в ее мир, - заявляет мама девочки.

 

От осуждения к унижению

 

- Люди обвиняют меня в том, что в этот день я была пьяна – это ложь! Если бы был хоть намек на алкогольное опьянение, сотрудники полиции бы указали это в протоколах. Я вообще не употребляю алкоголь. Я болею, мое заболевание предполагает, что внешность меняется, может быть, люди думают, что я выпиваю из-за этого? Мой супруг в этот день действительно выпил немного с ним [обвиняемым – прим ред.], сидя на лавочке перед домом, но это редкость. Неужели во всем городе ни один мужчина не выпивал с соседом? Я ее искала, уже через 10 минут хватилась, а когда нашла сразу вызвала все службы, - высказалась Любовь. 

Добрым словом

Действительно, спустя два месяца информация о произошедшем насилии была опубликована в одном из пабликов в социальных сетях несколькими постами, под которыми собралось немало комментариев. Казалось, горожане кинулись выражать семье слова поддержки, на деле ситуация обстоит иначе: люди обвиняют в произошедшем семью девочки. Возможно, им известно то, что другие пока не знают.

В любом случае если есть информация, свидетельствующая о хоть и косвенной, но вине родителей в произошедшем, она вскроется, а между тем, мы наткнулись на ранее опубликованное мнение психолога на этот счет.

 

 - От сексуального насилия никто не застрахован: это может произойти с кем угодно, в любое время и в любом месте. Нам сложно принять это психологически, так как у каждого человека существует потребность в чувстве безопасности. Чтобы удовлетворить эту потребность, нужно поверить в свой контроль над всем происходящим в жизни. Это приводит к мышлению по типу «со мной такого не произойдет, пока я веду себя правильно», - рассказывает специалист.

 

Суд между КДН и родителями девочки состоится 12 декабря, мы продолжаем следить за развитием ситуации.



Текст: Светлана ХОРИКОВА, фото: скриншот с камер видеонаблюдения.
 
Источник: http://saltday.ru/

Поделись своим мнением в комментариях!

Вы стали очевидцем какого-либо события? Присылайте фото и видео на kp@orenkp.ru, Telegram или Whatsapp 89033644474


№ 117240