ВидеоПортал
УПСК 5
Главная / Архив новостей / Новостная лента

Память о войне – фото из альбома

Реклама на сайте
Фотографию нам прислал оренбуржец Евгений Попов, внучатый племянник красноармейца Николая Федоровича Юнкина.

В довоенном альбоме семьи Юнкиных, чудом сохранившемся в нашей семье и не сгинувшем в водовороте событий, которыми был насыщен минувший век, есть любопытный снимок: семейная фотография начала XX столетия.

За маленьким столиком расположилась типичная русская семья царской эпохи: почтенный отец семейства – Юнкин Петр Никифорович – восседает на стуле с резными ножками, рядом – жена, Агафья Антоновна (многодетная мать), возле которой разместились малые ребятишки: сыновья Александр и Федор, и дочь Полина. На столе – традиционная для фотографий того времени раскрытая книга со множеством страниц. Удивительное фото: люди, которых давно уже нет на свете, собрались в тесном кругу еще молодой семьи на заре нового столетия. Конечно, семья Юнкиных уже тогда ждала ощутимое пополнение и, вероятно, возлагала большие надежды на будущее, но в тот момент они еще не знали, какие суровые испытания им готовит едва начавшийся век. Не знали о надвигающейся Первой мировой, о революции, через горнило которой им придется пройти, о гражданской войне, в которой примут участие малыши, о Великой Отечественной, которая наложит неизгладимый отпечаток на всю семью. Последний участник фотографии – Федор - дожил до событий конца века, именуемых Перестройкой.

Пройдет много лет, и в 1923 году уже взрослый Федор, не участвовавший в революции, но успевший за годы гражданской войны отслужить в авиаотряде Красной армии, вернется в родной хутор, жениться и будет ждать первенца.

Николай Федорович Юнкин родился 24 декабря 1923 года и был самым старшим братом в семье. Он был очень ответственным, как и полагается старшему брату в большой семье, и являлся своего рода образцом для подражания своим младшим сестрам и брату. Он всегда отлично учился и имел прекрасные математические способности. Война началась, когда Николай едва окончил среднюю школу и поступил в учительский институт, который с отличием окончил в 1942 году по специальности учитель физики и математики. Он мог бы стать прекрасным учителем, но его планам - как и миллионов советских мальчишек и девчонок – помешала война.

И так же, как и миллионы тех мальчишек, - как только наступил призывной возраст – он, ни секунды не раздумывая, отправился на защиту своей Родины. В одном из писем с фронта Николай написал родным: «Раз страна доверила нам занять ответственный пост командира, то нужно идти впереди всех».

Старшая из сестер, Лидия, часто вспоминала тот день, когда он уходил на фронт. Брат попрощался с ней, взял вещь-мешок, обещал писать письма и пошел на войну. Когда Николай завернул за угол дома, сестра бросилась к нему, но он «как будто исчез», всегда говорила она. И она не смогла его найти.

Николай, как и обещал, часто писал с фронта. В первую очередь, конечно, матери, оставшейся одной с пятью несовершеннолетними детьми на руках, старшие из которых как-то разом повзрослели с уходом мужчин. Писал он отцу, который в это время воевал на соседнем фронте. Писал младшему брату-школьнику, не забывал про престарелую тетю, словом, находил время, чтобы прислать весточку всем, кто переживал за него, находясь в тылу. Очень много Николай писал сестре Лиде, с которой был очень дружен.

В своих письмах родным он рассказывал, как их, молодых бойцов учат военному делу, как живут оккупированные немцами территории, присылал фотографии. В настоящий бой они - восемнадцатилетние мальчишки - еще не ходили. Зато детально изучали военное дело, отрабатывали тактику ведения боя в реальных полевых условиях, занимались пропагандистской работой. Учеба курсантов продолжалась более полугода. А рядом гремели бои. И до них доходили бомбежки. В двух шагах от них старшие товарищи лицом к лицу бились с врагом.

Вот одно из его писем (орфография и пунктуация оригинала сохранены):

Здравствуйте, дорогие мама, Толя, Нюся, Лора, Юля. Шлю вам свой сердечный привет и наилучшие пожелания. Шлю вам свое следующее письмо, думаю что может быть скоро и ответы будут доходить. Жизнь моя не изменилась, так все и живем во второй линии обороны. Тихо, спокойно. Немец уже не тот стал, прошлый год в это время уже гремели бои. Питаемся хорошо, отдыхаем, загораем на солнце, как в лагере. А ночью стоишь с автоматом, с гранатами, чтобы ни один паршивый фриц не пролез на нашу сторону.

Мама, обо мне не беспокойтесь, ничего не думай. Старайтесь получше устроить свою жизнь, которая наверно трудна. Пишите как жизнь в совхозе, как ваша жизнь. Напишите как дела с огородом, с коровой.

Нюся и Толя напишите как окончили учебный год. Теперь нужно отдыхать. Загорать. Помогайте по хозяйству маме и в совхозе. Заботьтесь о малышах.

12/VI-1943 г. С приветом! Николай

Если от меня не будут доходить письма, все равно пишите.

После таких оптимистических строк у родных Николая, вероятно, должно было сложиться впечатление, что весь ужас первых лет войны постепенно идет на убыль, противник слабеет, и бойцы могут вздохнуть с облегчением. А это значит, что они сами, в тылу, могут постепенно начинать жить нормальной жизнью. И главное, что уже явно обозначился скорый конец войны.

В этом был весь Николай Юнкин. Он не только находил возможность постоянно писать родным, иногда используя страницы из немецких книг при отсутствии писчей бумаги, но и, как мог, подбадривал их, заражая своим оптимизмом и вселяя уверенность в благополучном исходе войны. И никогда не сетовал на тяжелое житье-бытье. Но, кому, как не ему было знать, как идет фронтовая жизнь советских бойцов на самом деле. Николай, как мог, оберегал родных от тягостных известий с фронта. Но скрывать от самого себя весь ужас положения, в котором он, такой молодой, оказался по воле судьбы, свою тоску по родному дому, близким, всему тому, что осталось в далеком прошлом, когда никто и подумать не мог о беде, надвигающейся на Родину, он не хотел.

Все время, находясь на фронте, Николай вел дневник. Он привык ясно формулировать и грамотно излагать свои мысли и впечатления. Ведь в довоенные годы он был прекрасным учеником и студентом, отличником учебы. А уже здесь, на фронте, он являлся комсоргом и агитатором, а также редактором взводной газеты «Боевой листок». Все, о чем он умолчал в письмах родным, Николай Юнкин отразил в своем дневнике. Сохранилась страница из его дневника с записями, сделанными летом 1943 года.

А погода скверная, пасмурно. Дождик. Солнце еще не взошло, но уже светло. И вчера весь день дождь мочил. Ну и погода. Летом, в шинели ночью холодно. Да где это видано.

А ребят наших в котловане все же обстреляли. 7 мин выпустили, около рвались. Все целы.

Бой на левом фланге вчера грохал весь день, все ближе. А сейчас опять гремит, еще ближе. Эх! уж если суждено погибнуть, то пусть хоть разом, чтобы и не подумать. А ведь как мучаться придется. Страшно подумать.

Писать буду. Пусть хоть последние мои строчки кто прочтет и побудет в мыслях со мной в последние минуты.

13 июля

Ничего особенного вчера не случилось. Танков не было, обстрела тоже. Впереди наших окопов метрах в 150 занимает оборону 422 полк.

Часов в 6 пошли доделывать НП [наблюдательный пункт]. Жарко пришлось от работы. Темно. Вылезли из траншеи, работаем в полный рост, накатываем накаты, часа в 2 ночи зам. ком. 2 бат-на сказал, что метрах в 150 от нас находятся 15 человек вражеских разведчиков, которых незаметно взяли в кольцо и хотят захватить живыми., работать бесшумно, приготовить оружие. А его ни у кого нет, я и то автомат свой не взял. Нет, теперь буду ученый. Долго ничего не было. Потом началась стрельба из автоматов. Что получилось не знаю, наверное, никого не взяли. Зато дивизионная разведка сегодня ночью захватила языка.

Всю работу закончили. Пришли и спать как убитые. Вчера получил письмо от папы, ответил.

14 июля

Вот, наконец настало время и мне послужить Родине. Сейчас вечер, 6 часов. Мы в составе отделения придаемся роте которая будет вести разведку боем. В 4 часа заставили собраться по тревоге, куда идем мы не знали. Поели. Сейчас пришли в лес, недалеко передовая. Стемнеет и пойдем. Может быть, и не вернусь назад. Какое то чувство, что не вернусь. Жизнь каждому дорога, но пусть меня не будет а родные, страна будут жить. Только бы сразу насмерть.

Это были последние строчки в дневнике бойца.

А через какое-то время его родителям пришла «похоронка», со словами: «Ваш сын красноармеец Юнкин Николай Федорович в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 15 июля 1943 года». Ему было всего 19 лет.

Николая похоронили в братской могиле в деревне Алексеевка Покровского района Орловской области. Недалеко от той могилы находится сельская школа, ученики которой следят за памятником советским воинам, отдавшим свои жизни в борьбе с фашистскими захватчиками. В реестре воинских захоронений значится и эта братская могила с именем красноармейца Николая Федоровича Юнкина на ней среди прочих.

За год, что Николай провел на фронте, он, по сути, не участвовал в настоящих атаках, когда пули градом сыпались на бойцов, «Юнкерсы» кружили над головами, а снаряды рвались у самых ног. Не смотрел вблизи на стволы пушек вражеских танков, направленные в его сторону. Не видел колонны приближающихся фрицев с автоматами наперевес. Убил ли он хоть одного врага в том недолгом бою, что стал для него первым и последним – неизвестно. Так в чем же его заслуга, когда молодой боец не уничтожил ни одного неприятеля, не подорвал немецкий танк или самолет, не завоевал даже самой простой награды?

Подвиг юного красноармейца заключается в том, что за свою недолгую жизнь он, по сути, ничего так и не узнал. Не узнал всех прелестей жизни, не снискал славы героя, не сделал успешной карьеры. Он не изведал счастья быть отцом, видя, как могли бы расти его дети. С фронта его не ждала жена, ведь он не был женат. Познал ли он радости первой любви, или, быть может, не было у него и невесты - навсегда осталось тайной. Ведь все свое предвоенное время юноша посвящал учебе, мечтая в будущем приносить пользу своей стране, занимаясь научными исследованиями. И не мала вероятность, что его пытливый ум смог бы сделать открытия, надолго опередившие свое время. Так, еще, будучи студентом-физиком, он говорил: «У нас будет АТОМ!» И это, когда о создании атомного оружия именитые ученые не могли даже мечтать. Но, в час, когда Родина оказалась в беде, он, не задумываясь, отдал свой талант, молодость и саму жизнь на благо миллионов своих соотечественников. Своим телом он остановил вражескую пулю, давая товарищам возможность жить и бороться до победного конца. И сколько было их, таких, как Николай, молодых и стремительных, горящих желанием - любой ценой остановить неприятеля! Ведь то была война – и по ее законам кому-то суждено жить, а кому-то - погибнуть, так и не встретив победы. Не об этом ли мечтали все мальчишки того времени, такие же, как он: умереть за свою страну, но победить. И им это удалось.

Отец Николая, Федор Петрович, прошел всю войну. Он служил на Ленинградском фронте, обеспечивая сопровождение и прикрытие колонн с продовольствием, направлявшихся жителям блокадного Ленинграда. Вернувшись с фронта, встретив родных, но не увидев среди них своего старшего сына, разом постаревший отец не смог сдержать слез. И произнес в отчаянии: «Как же так? Почему не меня…» Война забрала и младшего брата Федора Петровича – Дмитрия, и его сына Владимира. Но, никуда не денешься, и пожилой фронтовик понимал, что такова цена Победы.

Моя бабушка - сестра Николая, Лидия Федоровна Юнкина (Скоробогатова), - всю свою жизнь помнила о брате. Бабушка бережно хранила все его письма и фотографии с фронта. Сохранила она и тот последний листок из дневника бойца, который его родителям прислали с фронта товарищи Николая. А также его «красный» диплом об окончании учительского института, который она сама окончила несколькими годами позднее, по той же специальности - учитель физики и математики. Все послевоенные годы бабушка преподавала любимые дисциплины в различных школах. Ее труд неоднократно был отмечен почетными грамотами, ей присвоено звание заслуженного учителя. Наряду с научными знаниями она передавала ученикам и свой бесценный опыт ветерана Великой Отечественной войны, труженицы тыла. Многие ученики до сих пор хранят в памяти ее рассказы о событиях той войны, воспоминания о беспримерном подвиге ее брата Николая. И до последнего дня жизни бабушка гордилась своим братом и вспоминала о нем. Ей очень его не хватало.

ВАЖНО!

«Комсомолка» готовит фотопроект «Фото из альбома» в честь 70-летия Победы нашей страны в Великой Отечественной войне. Ждем фотографии ваших отцов и дедов-фронтовиков из семейных альбомов! Будем особенно рады не портретным снимкам, а событийным снимкам, на которых видно, на какой технике воевали, какую форму носили, как работали в тылу и какую продукцию выпускали, как встречали вернувшихся с фронта дома и как отмечали День Победы.

Отправляйте нам снимки и краткий рассказ о событии на них. Все фотографии будут опубликованы на сайте Orenday.ru, лучшие – в газете «Комсомольская правда». Обязательно укажите, кто на снимке (имя, фамилию и т.д.), год. Ждем ваши фото на почту ershan_kp@mail.ru.



Видео реклама

№ 14497
требуется журналист