ВидеоПортал
УПСК 5
Главная / Архив новостей / Новостная лента

Истории земляков о Великой Отечественной войне

Реклама на сайте
Солдат-акробат
Истории земляков о Великой Отечественной войне

Природа-мать! когда б таких людей

Ты иногда не посылала миру –

Заглохла б нива жизни…

Юный Ромео, Маресьев цирка – и это все о нем, артисте и солдате Льве Осинском.

Лишившись родителей в 1937 году, Лев стал беспризорником. Помог случай, благодаря которому он попал в семью циркачей, людям надежным, крепких телом и душой. Они приняли Льва в свою семью. Циркачи обучили парня каскадам трюков: сальто, фляки, колеса, рондаты, высокие прыжки друг через друга. И все это он выполнял легко и весело. Лев полюбил цирк и был счастлив.

Когда подошло время ставить свое большое выступление, Осинский начал работать над номером «Ромео под куполом цирка». Это было перед самой войной. Номер возродился после 1945 года. Вот, что он представлял собой: под цирковой марш на арену выходит Он, подходит к сконструированному аппарату, кладет ладонь на крохотную площадку и обхватывает ее пальцами. Легко выжал стойку на правой руке. Заиграла музыка, и площадка с гимнастом в стойке поплыла вверх под купол. Остановка. Вальс. Площадка начинает вращаться. Артист все также в стойке исполняет сложные и красивые фигуры. Чтобы не сорваться, он чуть заметно балансирует левой рукой. И никто из зрителей не знает, и даже не догадывается, что у циркача нет левой руки. Она осталась где-то там, на огненной Курской дуге в 1943 году. Вместо руки сейчас протез, который себе сделал сам Осинский.

- Один из страшных боев на Курской дуге подошел к концу. Я был сержантом, командиром расчета противотанкового орудия. Мои ребята потные, грязные, еще не отошедшие от азарта боя, чистили ствол. Я вдруг почувствовал на себе упорный тяжелый взгляд. Обернулся и увидел, что из-за пригорка выползал и нащупывал пушкой мой расчет немецкий танк, прорвавшийся в горячке боя. Захваченными были врасплох молниеносно. Я не успел даже крикнуть. Запомнилась мгновенная вспышка, тяжелый удар, дикая боль и темнота. Когда очнулся, увидел разбитое орудие, разорванные тела ребят. Убитых ребят! А у меня рука перебитая, держится на одном сухожилии. Я ее оторвал. Здоровой правой рукой и зубами туго перетянул брючным ремнем обрубок, откуда била кровь. Добрался до медсанбата и потерял сознание. Меня спасла цирковая тренированность, - вспоминал Лев Осинский.

Кому нужен однорукий солдат? Но это не об Осинском. Он мог быть кем угодно – мастером, например, или фотографом. Много что умел наш Осинский. Прибыв в Москву, из госпиталя он поспешил в родной дом на Цветном бульваре. Вдохнул запах опилок и зверей, увидел манеж с красными бархатными барьерами и стиснул зубы, чтобы не разрыдаться. Успокоившись, он принял решение – снова стать Ромео, во что бы то ни стало. Без Ромео он не Осинский.

Так после войны его жизнь превратилась в бесчисленные тренировки. Он падал и разбивался о железную койку в своей коморке. Но не сдавался!

Наконец настал тот день, когда он пришел к директору цирка.

- Возвращаюсь!

Так возродился и много лет триумфально шествовал по аренам мира его восхитительный номер. За который заслуженный артист России Лев Осинский получил Большую золотую медаль вместе с великими коллегами: колоуном Олегом Поповым и дрессировщиком Валентином Филатовым.

Сколько лет уже прошло, как закончилась война, но только не для нашего Ромео. И никто даже мысли допустить не мог, что эта война затаилась в его аппарате. Дело было после 1945 года в Германии, в Лейпциге. В цирке «Аэрос» шло представление для наших солдат из Восточной Германии. Ведущий хорошо поставленным голосом объявил в микрофон: «Нашу программу мы начинаем выступлением Льва Осинского, фронтовика-орденоносца, бывшего сержанта противотанковой артиллерии». Надо ли говорить, какими овациями это было встречено!

Все началось, как обычно. Когда номер подходил к концу, вдруг, погас свет. Мажор остановился так резко, что Осинскйи чуть не сорвался. Умолк оркестр, заволновались зрители. Прошла минута. Артист в кромешной темноте стоял на одной руке, на верхушке длинного дрожащего стержня, и чудом удерживал равновесие. Мысли в голове появлялись одна за другой. Спуститься по стержню не возможно – он весь в масле. Он попросил ассистента принести лестницу. Но ее на месте не оказалось.

- И что же, на фронте не погиб, а здесь? Ни за что! Я просто не имею права. Буду стоять, и считать, пока не найдется лестница, - решил лев Осинский.

Он досчитал уже до 102, когда нашлась лестница, и одновременно зажегся свет.

Все это подстроил директор цирка, недобитый фашист. Оказалось, что он тоже был на Курской дуге, и они с Осинским стреляли друг в друга. Теперь негодяй хотел отомстить. Но не вышло! Он не понимал, на кого замахнулся. Ведь это Осинский, он таким родился на свет, что не сдавался никогда и нигде!


Видео реклама

№ 15184
требуется журналист