Сбербанк
УПСК 6
Главная / Архив новостей / Новостная лента

Память о войне - фото из альбома

Реклама на сайте
Про своего дедушку - Алексея Ефимовича Бурцева - рассказал Олег Куликовский.
Память о войне - фото из альбома

Воспоминания о дедушке, которого все окружающие называли по отчеству - Ефимыч, связаны с ощущением детского безграничного счастья, которое на мой взгляд обязательно должно быть у каждого ребенка.

Ушел на войну в 17 лет

Мой дедушка Алексей Ефимович Бурцев родился 4 ноября 1925 года в поселке Центральный Люксембургского района в большой крестьянской семье. В 1942 году, после окончания школы, дед прибавил себе один год, чтобы взяли на фронт добровольцем. В действующую армию он попал в феврале 1943 года в разгар Сталинградской битвы. Молодой тогда Ефимыч воевал в 35-й Гвардейской стрелковой Лозовской Краснознаменной Орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизии. Воевал он в составе сначала Украинского, а затем Белорусского фронтов и был замкомандира стрелкового взвода. Дед рассказывал про это время так: - Степь ровная, как стол. Никакой ямочки и бугорочка, полынь, снег, мороз, люди лежат на снегу, замерзают за ночь насмерть. Манштейн прет, хорошо вооружен, экипирован. Немец сытый, наглый...

Дед вообще не любил распространяться о войне. Недоверчиво относился к тем ветеранам, которые, по его мнению, не были на передовой. А когда бабушка звала его сходить в кино, где показывали Великую Отечественную, дед мрачнел: - Все равно то, что было, не покажут. То, что я видел, показывать нельзя, а вранье смотреть не пойду!

Из его воспоминаний запомнился рассказ, о том, как он переплывал Вислу на вязанке хвороста. Вода в реке была ледяная, течение сильное. Плавсредств не было, и солдаты форсировали реку с помощью подручных средств. Немцы же усиленно обстреливали Вислу на этом участке. Дед проявил смекалку: привязал к ногам куски фанеры, а руками уцепился за вязанку хвороста и одним из первых добрался до берега. Самое странное, что после форсирования Вислы - все вши, которые водились тогда у солдат, погибли, и больше не появились до конца войны.

Первый орден получил в 18 лет

На сайте Министерства обороны в одном из наградных листов деда написано: «В наступательных боях от реки Одера до полного разгрома немецко-фашистских захватчиков тов. Бурцев, будучи помощником командира взвода, показал образцы мужества и отваги. 23 апреля 1945 года при форсировании реки Шпрее тов. Бурцев, первым переправился с группой бойцов и овладел 3 дотами. 25.04.45 года он заменил выбывшего по ранению командира взвода и отлично руководил им, выполнял в срок боевые задачи, своим взводом, за весь период наступательных боев его взвода было уничтожено 6 пулеметов, 2 зенитные установки и до роты солдат, кроме того, взял в плен 50 солдат противника. За проявленное мужество и отвагу в бою Бурцев достоин правительственной награды».

За этот подвиг дед был награжден вторым орденом Красной звезды.

Как он получил первую Красную Звезду, также сухо повествуют строки наградного листа: «В ожесточенных уличных боях пригорода Киц с 07 по 14.03.45 года и при уничтожении вражеского гарнизона в районе города Кюстрин, между реками Вартой и Одером с 27 по 31 марта 1945 года гвардии сержант Бурцев, будучи командиром расчета батареи 120-ти мм. минометов, проявил исключительное мужество и решительность. Умело корректируя огнем своего миномета, он уничтожил 3 пулеметные точки противника с расчетами и около 12-ти вражеских солдат, чем способствовал успешному продвижению вперед наших стрелковых подразделений. При отражении ожесточенных контратак противника, пытавшегося прорвать кольцо окружения 29 марта 1945 года, гвардии сержант Бурцев огнем своего миномета рассеял до роты вражеской пехоты, уничтожив при этом около 20 вражеских солдат».

Весной 1945 года моему деду было всего 19 лет, а свой первый орден он получил в 18 лет: «Во время форсирования реки Висла и прорыва сильной укрепленной линии обороны противника на левом берегу реки 1.08.1944 года, гвардии сержант Бурцев, совместно с передовыми частями переправился на левый берег и действуя в группе старшего сержанта Сергеева, обнаружил группу до 15 вражеских солдат и следовавших 3-и автомашины с боеприпасами, кроме того, разведал огневые средства противника и донес командованию. В результате его данных был открыт огонь, в последствии чего огнем минометов уничтожены до 10 вражеских солдат и подожжены 3 автомашины противника».

За мужество и героизм Бурцев А.Е. награжден Орденом Славы 3 степени.

Всего за два года боевых действий, начиная с зимы 1943 года, дед участвовал в Сталинградской битве, в освобождении Киева и Одессы, в освобождении Кенигсберга, Праги и Вены. 9 мая 1945 года старший сержант Бурцев поставил свою подпись на руинах Рейхстага и написал «Здесь был Бурцев Леня» (близкие звали Алексея Бурцева Леней).

Дед награжден также Орденом Отечественной войны 1 и 2 степени, медалью за отвагу, медалью за Победу над Германией, медалью за освобождение Праги.

Дед описывал штурм Берлина так: - Представляешь, плотность артиллерии была такая, что пушки стояли рядом ствол к стволу по всему фронту. Рано утром, около четырех часов, стоял туман, но после первого залпа Берлин загорелся, как свечка. Уличные бои были страшные, ожесточенные. Наши солдаты постоянно ходили в штыковые атаки.

Бог миловал дедушку от ранений. Но все же при форсировании Днепра он получил ранение в правую ногу, и ему перебило сухожилие, поэтому нога после ранения ничего не чувствовала и плохо разгибалась. Для того, чтобы ощущать педаль газа в автомашине, дед всегда снимал с правой ноги ботинок и ехал в носке.

Когда я разглядывал медали деда на его пиджаке, я, конечно, не мог предполагать, как и где они заслужены. Эти награды сейчас хранятся у моего дяди в Москве.

Сельский бухгалтер

Я с родителями жил в 60 километрах от дедушкиного дома. Поездки в поселок Свердлова Красногвардейского района превращались для меня в приключение с неизвестным, но приятным сюрпризом. Хотя главным сюрпризом всегда был и оставался до самой его смерти мой дед - Алексей Ефимович.

Он всю жизнь работал главным бухгалтером в совхозе и пользовался огромным уважением у односельчан. Алексей Ефимович, когда это было возможно, брал меня с собой на работу, представлял как своего единственного внука и просил отвезти на служебной машине от конторы домой. Моей радости не было предела.

Дед мне казался очень-очень добрым старшим другом, который всегда меня опекал, баловал и позволял мне рассуждать и поступать, как поступают только взрослые.

Чувство абсолютного счастья наступало, когда мы вдвоем с дедом в канун празднования Дня Победы шли навестить его старых фронтовых друзей. Фамилии и имена их, конечно, сейчас трудно вспомнить, но дед меня, 6 - 7-летнего мальчишку, важно представлял окружавшим его друзьям, пиджаки которых сияли от огромного количества наград, меня как своего единственного на тот момент внука, полностью похожего на него, а следовательно, обладавшего на тот момент неограниченной властью над всем окружающим миром.

Влияние деда на мое мировоззрение является фундаментальным, хотя он специально ничего не предпринимал и общались мы с ним достаточно редко, в основном в дни школьных каникул. Он постоянно находил во мне какие-то таланты и развивал их. То мы учились вдвоем играть на аккордеоне, то он восхищался моими школьными сочинениями, то мы совместно строили какие-то сарайчики, и он учил меня резать стекло стеклорезом.

Почему я всегда помню о дедушке? Да потому, что с самого того момента, как я стал что-то помнить, в моей памяти возникает образ Деда, который мне всегда казался героем и не только потому, что его парадный пиджак был увешан орденами и медалями, значение и значимость которых мне стала известна только спустя десятилетия. Я вспоминаю его - фронтовика, уже с возникшим ощущением холода на коже от того, что на Украине вновь появились фашисты и льется кровь.

Память о нем не угасает не только потому, что День Победы долгие годы в нашей семье является святым праздником, сродни Пасхе, праздником жизни для всего нашего народа.

Воспоминания о Деде воодушевляют меня, подбадривают, учат, как жить дальше.

Я уверен, добрее моего деда не было на свете. Несмотря на протесты моей бабушки Нины Ивановны Бурцевой, дед с ранних лет учил меня самостоятельности, и эти уроки доводили бедную нашу бабушку до обмороков. На мой вопрос к деду: «Как вы там на фронте жили» и получив ответ, что жили в землянках и палатках, дед сразу же принимался учить меня копать землянку, а затем ставить палатку прямо посреди двора и разводить костер с приготовлением на нем каши с тушенкой. Учил крутить самокрутки из махорки. Первую рогатку сделали мы с дедом. И мое первое разбитое стекло из рогатки - дедовская инициатива…

Когда в руках у деда появлялась гитара, он исполнял задорные частушки. Затем гитара передавалась мне, и дед показывал мне, как нужно играть.

Однажды, на прополке картошки, я мотыгой разрубил себе ногу. Дедушка, оказывал мне первую помощь так, будто ногу мне совсем оторвало. Узнав о проделках деда и его методах «воспитания», к бабушке иногда примыкала моя мама, и они вдвоем почем зря ругали деда, на что он отшучивался: - Мужик растет, надо быть мужиком!

- А хочешь, Олег, на рыбалку пойдем? У меня и удочки есть, сейчас накопаем червей, возьмем лука, хлеба и сала и пойдем на речку. - Спрашивал меня, хромого и перебинтованного, дед.

- Хочу дедушка, - кивал я, и мы невозмутимо под «ахи» и охи» бабушки начинали собираться в поход на два дня на речку, которая протекала прямо рядом с домом. На рыбалке мы, как на фронте, были независимы, смелы и удачливы. Ловили окуней и голавчиков. Дед учил меня рыбачить на раков: на дно опускается кусочек сала на веревочке, и нужно успеть вытянуть рака на берег, пока он не разжал клешню.

На берегу варилась уха, к деду приходили его старые боевые друзья, и мы весело проводили время. Как мне тогда казалось, дед был счастлив, и это счастье имеет вполне определенный вкус: вкус ухи, запах речки и цветущей полыни.

Когда я учился в первом классе дед купил Жигули первой модели. Это было чудо! Дед сразу посадил меня за руль и начал учить управлять машиной. Примерно с третьего раза я научился рулить, правда, несколько раз пришлось ремонтировать забор перед домом. Бедная бабушка только прикрывала рот платочком: - Окаянный! Опять ребенка куда-то повез!

Я же был счастлив. Сидя на подушке, держась за руль, я сам управлял машиной, и, выжав педаль сцепления, командовал деду: - Дед, включай третью!

Машина неслась по дороге под одобрительные возгласы деда: - Молодец, сынок!

Я, конечно, много расспрашивал деда обо всем, в том числе и о Войне, но память не сохранила его рассказы. Когда я стал постарше, разговоры о войне как-то не получались.

Дед не дожил два месяца до своего 60-тилетия. Он умер за рулем своей машины от сердечного приступа.

Мои сегодняшние воспоминания о деде - это как дань памяти и благодарности не только ему, но и всем молодым ребятам, которые своей кровью остановили «нацистскую машину» и сокрушили ее.

Победу добывали мои родные...

Дети семидесятых годов, к которым отношусь и я, имели, сами того не понимая, счастливую возможность общаться с ветеранами - своими дедушками, бабушками, дядями и тетями.

В этом плане мне очень повезло. Наряду с дедом, я имел честь параллельно жить, дышать одним воздухом и общаться со своим дядей Георгием Романовичем Слепых. Он рассказывал, что в штыковой атаке видел среди бегущих впереди него молодых солдат, которых здоровенный фашист перекидывал штыком через себя, как снопы. Когда немец приблизился с дяде, тот от страха закрыл глаза и выстрелил в него из винтовки, что строго запрещено при штыковой атаке. После атаки моего дядю чуть не отдали под трибунал за нарушение правил атаки, но главное, он остался жив. Георгию Романовичу в бою оторвало ногу, и он всю жизнь ходил на деревянном протезе.

Довелось мне разговаривать и с двоюродной тетей - Анной Осиповной Шерстневой, которая всю войну воевала в действующей армии связистом. Рассказывал о войне и ее муж - Петр Алексеевич Шерстнев, который был награжден орденом за боевые заслуги. Мой дядя Николай Андреевич Пьянов и мой тесть Георгий Максимович Юрко закончили войну на Дальнем востоке, где сражались с японской армией.

Все мои близкие ветераны - особые, очень интересные люди. О каждом из них можно вспоминать и рассказывать много, как я теперь думаю, важного и просто необходимого для нас всех.

Память о войне - фото из альбома

12 мая 09:54 Комментариев
Фотографию нам прислала оренбурженка Валентина Образцова. На фото – фронтовик Николай Гордеевич Алексенко.

Память о войне – фото из альбома

11 мая 13:48 Комментариев
Фотографию нам прислал оренбуржец Александр Зуев. На фото – его дедушка, фронтовик Александр Федорович Поддубный.

Память о войне – фото из альбома

Фотографию нам прислали родственники фронтовика Михаила Степановича Сударева.

Память о войне - фото из альбома

Фотографию нам прислала оренбурженка Валентина Тучина. На фото - ее мама, труженик тыла Мария Георгиевна Тучина.

Память о войне – фото из альбома

Фотографию нам прислал оренбуржец Сергей Шукуров. На фото его дедушка, фронтовик Федор Иванович Борисов.

Память о войне - фото из альбома

Фотографию нам прислала оренбурженка Мария Гришина. На снимке - ее дедушка, фронтовик Александр Павлович Попов.

Память о войне – фото из альбома

Фотографию нам прислал оренбуржец Юрий Соустин. На фото – родной брат его бабушки, фронтовик Борис Ильич Копытин.

Память о войне - фото из альбома

30 апреля 11:26 Комментариев
Фотографии нам прислала оренбурженка Юлия Воронкова. На фото - ее дедушка Василий Ильич Воронков и бабушка Мария Михайловна Воронкова.

Память о войне - фото из альбома

28 апреля 10:15 Комментариев
Фотографию нам прислала оренбурженка Валентина Тучина. На фото ее отец – участник ВОВ, Ветеран труда Порфирий Михайлович Тучин.

Память о войне – фото из альбома

24 апреля 11:16 Комментариев
Фотографию нам прислали правнуки и близкие фронтовика Владимира Ионовича Гацкова. Они же сочинили и стихи в память о своем родственнике.

Память о войне – фото из альбома

23 апреля 14:14 Комментариев
Фотографию нам прислал оренбуржец Юрий Соустин. На фото его дедушка Василий Иванович Ананьев и бабушка Анна Александровна Ананьева (Яковлева). Оба являются фронтовиками

Память о войне - фото из альбома

22 апреля 09:39 Комментариев
Фотографию нам прислала оренбурженка Наталья Иванова, дочь фронтовика Ивана Арестовича Смык, который прошел всю войну от начала до конца.

Память о войне - фото из альбома

21 апреля 08:45 Комментариев
Про своего дедушку - Алексея Ефимовича Бурцева - рассказал Олег Куликовский.

Память о войне - фото из альбома

20 апреля 10:24 Комментариев
Фотографию и рассказ о фронтовике нам прислала оренбурженка Виктория Коннова. Это снимок ее дедушки Александра Григорьевича Куликова. Он был сделан в День Победы - 9 мая 1945 года в Вене.

Память о войне – фото из альбома

17 апреля 10:10 Комментариев
Фотографию нам прислала оренбурженка Мария Ганеева. На снимке ее прадед Александр Ананьевич Арестов.

Память о войне – фото из альбома

13 апреля 08:25 Комментариев
Фотографию нам прислала внучка первого Героя Советского Союза Оренбуржья Сергея Никоноровича Бамбурова Виктория Селивёрстова–Бамбурова.

Память о войне – фото из альбома

2 апреля 09:06 Комментариев
Фотографии нам прислала жительница села Татарская Каргала Рузиля Баширова. На снимках ее бабушка Мадина Фазлыахметовна Баширова вместе со своей семьей.

Память о войне – фото из альбома

1 апреля 14:36 Комментариев
Фотографию нам прислал оренбуржец Евгений Попов, внучатый племянник красноармейца Николая Федоровича Юнкина.

Память о войне – фото из альбома

31 марта 13:16 Комментариев
Юрий Соустин рассказывает о своем дедушке - капитане Красной Армии Петре Ивановиче Соустине. Это первый послевоенный снимок фронтовика, который сделан в городе Вюнсдорф (Советская оккупационная зона Германии в 1945 году).

Память о войне – фото из альбома

27 марта 09:07 Комментариев
Эту историю о своем родственнике нам прислал Игорь Иноземцев из Оренбурга.

Подписаны на Новости Оренбурга онлайн @orenday_ru ? А мы Вас ждём.


Видео реклама

№ 14846
ДОМ РУ 06.10-31.10
КазаньЭкспресс Габбасова 20.10 до 30.10
Агроцентр 15.10.21