ВидеоПортал
УПСК 5
Главная / Архив новостей / Новостная лента

Оренбурженка рассказывает о жизни в тылу

Реклама на сайте
Евгении Егоровне Захаровой, которая живет в Тюльганском районе, 99 лет. Для своего возраста она выглядит замечательно.
Оренбурженка рассказывает о жизни в тылу

В 1941 году ее мужа Михаила Ивановича Захарова забрали на фронт, передал жене свою работу в промхозе. На руках осталось четверо детей, которых нужно было кормить, учить. В 1942 году Михаил Иванович погиб, пропал без вести.

Евгении Захаровне за работу платили деньгами, а на работающего давали пуд муки, а на детей - по полпуда. Вот она и работала вместе с глухим напарником: из леса возили брёвна. Тяжело было – не рассказать как. И решила она уйти в колхоз. Уговаривал начальник остаться, лёгкую работу давал: щепки, чурки собирать. А что за такую работу заплатят…

Устроилась на свинарник и проработала там 50 лет до самой пенсии.

Работала ударно, 300 голов вручную кормила.

– Мне много денег надо было, – рассказывает Евгения Егоровна. – Платили хорошо. Однажды соседка приехала из района и говорит: «Я в райцентре была сегодня, ты там на улице висишь…»…

Районная Доска почёта – не единственная награда за её труд. Ещё грамоты давали, и товар какой…

– И медаль есть, – добавила моя собеседница.

Действительно, работать так, как она, наверное, никто не работал из всего села.

– Дома работала по ночам, – как будто прочитала мои мысли Евгения Егоровна. – План у меня был: двенадцать борозд прополоть на огороде. Смотрю, заря загорается, пора корову доить. И на работу в колхоз…

Бойкая. Сама покоя не знала, и детям лениться не давала. На личном примере учила их.

Когда сын забрал её к себе в Новотроицк, она, хоть и получала пенсию, не смогла сидеть, сложа руки. Пошла просить соседку, чтоб та помогла найти какую-нибудь работу.

Мыла два подъезда. Платили по 50 рублей за подъезд. Стала вязать носки, продавала по 10 рублей за пару…

– Сейчас вон сколько безработных ходят, – с осуждением говорит мудрая собеседница. – Если б захотели работать, нашли! Я до 80 лет подъезды мыла, вязала, на овощной базе работала. Никакой работы не гнушалась. Пока глаза видеть не перестали. Вы работайте, и будете богатыми, – заключила она.

Когда ей удалили глаз, а второй видеть перестал, жизнь вроде как остановилась: что может слепой человек?

– Она и нас всегда заставляла работать, – вступает в наш разговор дочь Евгении Егоровны Валентина Михайловна. – До сих пор контролирует, сидеть без дела не даёт. Утром всегда спрашивает, что мы будем сегодня делать, а вечером отчёт держим, что сделали. Хорошо получилось или нет. Ещё и советы даёт, как лучше. Мама не может терпеть рядом с собой тех, кто без дела сидит…

Внук Захаровой весь в бабушку пошёл. Без дела не сидит: и работает, и дом строит. Такой дворец получился! И всё в нём делает своими руками. Помогал старший брат, другие родственники, а отделочные работы все на нём. Просторный, красивый дом получился.

Вот бы увидела бабушка, в каком храме она теперь живёт вместо своей маленькой избёнки на два окна, которую, кстати сказать, она построила своими руками уже после войны, в 1964 году.

– Она у нас оптимистка, – добавляет дочь. – Наверное, это и давало ей сил пережить всё. Росла сиротой. Мать умерла, когда она крошкой была. Отец председателем колхоза работал, умер через год после её свадьбы. Хлебнула горя наша мама. Я, когда особенно тяжело бывает, начну плакать, а она меня успокаивает: «Не теряйся, Валька. Я ещё не сдохну…» Мы-то в делах, зайду к ней в комнату, а она поёт, себя веселит, пока нас нет. А раньше как пела!

На фото Евгения Егоровна вместе с дочкой Валентиной.


Видео реклама

№ 14901
требуется журналист