ВидеоПортал
УПСК 5
Главная / Архив новостей / Новостная лента

Оренбурженка, рожденная с «Комсомолкой»

Реклама на сайте
Вместе с нашей газетой 90-летний юбилей в эти дни отмечает оренбурженка Анна Тетюева. Мы решили ее поздравить, а заодно и пообщаться с ровесницей «КП».
Оренбурженка, рожденная с «Комсомолкой»

Не каждому дано пройти такой жизненный путь. Но зато тот, на чью долю выпала эта честь, умеет по-настоящему ценить моменты истинного счастья. Для Анны Андреевны сегодня они заключаются в радостях домочадцев - дочки с зятем и любимой внучки семиклассницы Аленки.

Едва только мы появляемся на пороге уютной квартиры труженицы тыла, как она с интересом начинает рассматривать нашу газету. В свое время родители покупали ее в киоске на железнодорожном вокзале, где торговали только прессой и наивкуснейшими, по воспоминаниям женщины, пирожками с ливером. Таких сейчас не купишь… А «Комсомолка» какой была, такой и осталась, разве что ярче стала.

Несмотря на возраст, Анна Андреевна, не надевая очков, может читать. Говорит, что больше всего ее интересуют подробности из жизни звезд. Прочитанное любит обсудить с подружками. Как уверяют домочадцы, общаться они могут часами - фильмы, политика, повышение пенсии… Жаль только многих из тех, с кем сталкивала Анну Тетюеву жизнь, сегодня уже нет в живых.

- Счастливая вы, не каждому такое дано, - замечаю я, утопая в глубине сверкающих от воспоминаний глаз бабушки.

- Сейчас - да, грех жаловаться, а ведь были годы, когда все было по-другому. Тогда мечтать ни о чем не смели, да и некогда было.

Ничего на свете нет вкуснее картошки в мундире

В 1933 году семья крестьян Плужниковых с двумя маленькими дочками перебралась в Оренбург (провинциальный город в то время не насчитывал и 200 000 человек) из села Васильевка Октябрьского района. В тот год неурожай случился, в деревне голод был, а в городе можно работу найти и зарплату получать. Сначала перебрались в Донгуз, маленькой Ане предстояло пойти в школу. Отправились они с отцом на базар - ученицу снарядить к получению знаний.

- Вдруг кто-то дергает меня за рукав, поворачиваюсь, оказался папин знакомый, стал расспрашивать, как живем. Велел ни в какую школу меня пока не отдавать, а перебираться в Оренбург, здесь можно было устроиться на тепловозоремонтный завод. Работникам предоставляли комнату в бараке, рядом на Сырейке была и школа, - рассказывает 90-летняя именинница.

Но отец, участвовавший в Первой мировой войне, в 1914 году получил ранение. К тому же был случай, когда немцы загнали наших в болото и долго там держали, в итоге ребята сильно простыли. Из-за этого он много болел, а в сентябре 1941 года умер, когда Ане было 16 лет, сестренке Ире - 12. Мама получала мало. После смерти отца семье стало тяжко выживать.

Соседская девчонка Шура посоветовала устроиться на эвакуированную из столицы ткацкую фабрику «Красная Роза» (в Оренбуржье в годы войны было переброшено свыше 60 предприятий со всей страны), которая в то время располагалась на территории Гостиного Двора. Лишь в 70-е годы шелкокомбинат перенесли на место нынешней «Армады». Пришла девчонка, а ее не берут, говорят, слишком мала. Села она в коридоре и рыдает, уговорили директора взять ее мотальщицей. Самым большим лакомством в то время, вспоминает собеседница, была картошка в мундире.

У станков девчата стояли по 12 часов в сутки, а то и больше. Порой не уходили домой, чтобы не тратить время, засыпали на рабочем месте. Опаздывать на работу никак нельзя, иначе два года тюрьмы. Чтобы поспеть вовремя, приходилось снимать тяжелые башмаки и бежать босиком. Девчата изготавливали так необходимые ткани для парашютов и перевязочные материалы для раненых.

В любую свободную минутку бежали в подшефный эвакогоспиталь № 1658 (всего в войну в Оренбурге действовало 25 госпиталей, на лечении в которых побывали более 28 000 красноармейцев), располагавшийся в бывшей школе № 30 на улице Советской, 24. Здесь теперь находится физико-математический лицей, в котором учится Аленка, а ее мама преподает. Они помогали перебинтовывать раненых, стирали и утюжили бинты. За бойцов, потерявших зрение, писали письма домой, в которых говорилось только о хорошем. Расстраивать близких никто не хотел. На 700 раненых приходилось всего-навсего 11 врачей.

- Рабочим тогда в сутки полагалось 500 граммов хлеба, учащимся и неработающим - 250, но этим мы не наедались. Упрашивали буфетчицу тетю Валю покормить нас, а у самих уже карточки закончились. Обещали после войны обязательно все вернуть, - вспоминает труженица тыла. - Однажды прихожу домой, а мама лежит на кровати, ни двигаться, ни разговаривать не может. Совсем обессилела от голода. Я побежала на базар и поменяла свою рабочую куртку на три литра молока. Напоила маму, она немного стала приходить в себя.

Интонация меняется, и бабушка Аня начинает рассказывать, как с Шуркой бегут на работу, кругом музыка играет, а в районе Суворовского училища на Парковом проспекте раздается «За Родину!», «За Сталина!», «За Победу!». Так радостно девчатам стало, что они стали кидать в воздух картошку в мундире, которую сварили на обед. Прибежали, фабрика стоит, народ толпится у проходной, а директор сообщает, что в честь Победы объявили выходной. Пришли девушки домой и поняли, что есть-то им нечего. Картошку всю на улице выкинули, пока салютовали. Ну и ладно, за Победу же! Таким был день 9 Мая 1945 года.

Замуж вышла поздно

Когда Анюте был 21 год, она окончила курсы при школе фабрично-заводского обучения, ее назначили инструктором производственного обучения, несмотря на то, что образование всего шесть классов. На ее машине всегда красовался флажок за перевыполнение нормы. 16-летние подопечные - детдомовские Таня, Шура, Оля и Маша - величали ее мамой.

После войны оренбурженка осталась работать на шелкокомбинате, которому отдала 30 лет. В 1963 году стала победительницей областного соцсоревнования, в газете «Текстильщик» даже вышла статья с ее фотографией. В 70-е годы ткани стали другими - вискоза, лавсан, хлопковолокно, портьерные, мебельно-декоративные, искусственный мех. В год коллектив из 7400 человек выпускал более 70 миллионов погонных метров ткани, которую поставляли по всему миру. Тяжелая работа и вредные условия труда, тем более целыми днями приходилось стоять у станка, подорвали здоровье землячки. Ноги болят, да и слух ухудшился из-за постоянного грохота станков. А все за 120 рублей месячного оклада.

В 38 лет Анна, наконец, встретила свою судьбу - офицера Николая, за которого вышла замуж. Ровесник работал в областном управлении начальником отдела труда и заработной платы, в свое время окончил военное училище, с красным дипломом институт и после войны пять лет жил в Германии.

- Раньше не за кого было замуж идти, война многих ухажеров забрала. А ведь я была похожа на актрису - всего 46 кило веса. За мной многие бегали, через лужи на руках переносили, - улыбается Тетюева. - Был и летчик, и Федя из зенитки, и Леша-милиционер. Последнего больше всех любила, но он не вернулся с фронта. Порой замуж звали, а мне стыдно было, что образования нет. Позвала меня как-то наша бухгалтер на спектакль челябинского театра, куда ее парень пригласил. Тот пришел не один, а с другом. Знакомая и шепчет мне: «Если пойдет провожать - не отказывайся, парень хороший». Я тогда в Хлебном городке жила, поэтому Коля заявил, что в выходные ждет хлебницу в гости. Еще разок погуляли, стал провожать. Автобуса нет и нет, а у меня два рубля на такси в кармане лежат, но и машин совсем нет… Сыграли свадьбу 13 января, вышли из ЗАГСа и в сугробах валялись. Банкет на 40 человек заказывали в ресторане «Урал», гуляли всю ночь.

Помню, мясо приготовили тогда ужасное, я им забрызгала свой новый белоснежный костюм, а новоиспеченный муж успокоил - новый купим.

Многие из подарков - казан, жаровня - служат семье до сих пор, никакая мультиварка не заменит. Кроме сковороды и чайника, дарили по десять рублей, отрезы на платье.

В 1975 году Тетюева ушла на пенсию, в 1978 году получила звание ветерана труда. Искусство шить передалось по наследству и дочке, и внучке, последняя не только юбкой, но и вышитой иконой удивит.

В праздник именинница позволила себе даже фужер вина. Было множество ее любимых тюльпанов. А после банкета она с удовольствием сама помыла посуду. Прощаясь, мы договорились обязательно встретиться на наш столетний юбилей. В их семье все долгожители.

- Ее секрет в том, что всю жизнь жила не для себя, а для людей, всегда последнее отдавала, умела со всеми ладить, - присоединилась к разговору дочь ветерана Людмила. - Мама всегда меня учила - прости, уступи, не скандаль. Что твое - и так получишь, а не твое - борись-не борись, не будет. Кто занял денег и не отдает, ну и ладно. Нужно уметь прощать и отпускать. Зависть, обида разъедают людей изнутри. Иди по жизни легко. Есть - слава богу, нет - и не надо. Нужно быть в ладу с собой и помнить, что все болезни от нервов.


Видео реклама

№ 15418
требуется журналист